Image: 

Всего несколько дней осталось до введения очередного раунда санкций против Ирана, затрагивающих поставки нефти и нефтепродуктов из этой страны на глобальный рынок. Предполагается, что в результате вступления в силу санкционных мер США, с рынка может уйти до 3 миллионов ежесуточных нефтебаррелей. Удастся ли Белому Дому осуществить свой грозный план и убрать всю иранскую нефть с рынка? Если да, то как это отразится на глобальном рынке и ожидать ли инвесторам в ближайшее время потрясений – об этом наша беседа с Жанной Кулаковой - финансовым консультантом TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел»).

- После того как 4 ноября уберется иранская нефть с глобального нефтерынка возможно ли возникновение дисбаланса между спросом и предложением?

- Не думаю, что после 4 ноября иранская нефть полностью уйдёт с нефтерынка. Какой-то объем поставок в любом случае сохранится. Решение выйти из ядерной сделки США было принято еще весной и не нашло поддержки даже среди давних партнеров США по политическому и экономическому сотрудничеству. Поэтому у Ирана все еще остаётся хорошая возможность сохранить часть поставок на европейский рынок, а также нарастить экспорт на азиатский рынок, перераспределив потоки сырья. Возможно, с рынка уйдет часть иранской нефти, но не вся.

Так или иначе, складывающаяся ситуация — это, безусловно, фактор влияния на глобальное предложение нефти. Неудивительно, что на фоне ожидания вступления в силу предстоящих санкций нефть интенсивно дорожала. Однако недавно Саудовская Аравия выступила с заявлением, что потребителям не стоит волноваться и переживать - потенциальный дефицит «чёрного золота» на глобальном рынке в связи с сокращением поставок нефти из Ирана Саудовская Аравия с удовольствием покроет за счёт собственных нефтяных ресурсов. После этого заявления «черное золото» начало дешеветь и теперь мы видим, что котировки нефти находятся в районе 75 долларов за баррель. Хотя совсем недавно цена выстреливала до 85 долларов.

Исходя из сегодняшней ситуации, маловероятно, что введение санкций против Ирана окажет слишком значительное воздействие на рынок нефти. Ситуация, связанная с оттоком с рынка иранской нефти, пока скорее спекулятивный фактор. Вступление в силу санкций может привести к колебаниям котировок, но думаю, рынок быстро найдет баланс.

 

- Для чего в таком случае была затеяна игра, которая ведется на публику Россией и Саудовской Аравией и в рамках которой потребитель периодически сталкивается с вбросами информации, что обе страны могут оказаться неспособными нарастить объемы производства нефти?

- Информационная игра – это лишь информационная игра, она ближе к политике, нежели к экономике. На самом деле и королевство, и федерация в одинаковой степени незаинтересованны в слишком высоких ценах на нефть. И логика этих стран понятна: чрезмерно быстрый рост цен и слишком дорогая нефть сегодня чревата снижением и, вполне вероятно, очень резким завтра. Мы уже были свидетелями того как нефть, достигнув ценовых пиков, резко обваливалась. При высоких ценах на нефть возможно появление новых конкурентов, например, как это в свое время произошло с производителями сланцевой нефти в США. Сланцевая добыча в этой стране начала стремительно развиваться именно на волне дорогой нефти и сегодня объемы, добываемые американскими сланцевиками, – серьезный фактор для глобального нефтерынка. Не будем забывать и о договоренностях ОПЕК. В 2016-м страны - члены картеля и присоединившиеся к нему другие государства-нефтедобытчики - взяли на себя обязательства ограничить производство нефти. В итоге нефтедобыча была сокращена даже больше, чем требовалось. Благодаря этому за истекшие два года нефть существенно подорожала. Летом обязательства по сокращению добычи перевыполнялись на 147%. И сейчас усилия участников нефтерынка направлены на то, чтобы не допустить дисбаланса спроса и предложения, участники ОПЕК+ намеренно наращивают добычу, чтобы избежать чрезмерно дорогой нефти.

 

- Зачем, с вашей точки зрения, Дональду Трампу потребовалось возвращать санкции против Ирана? Есть версия, что за этим решением президента США стояло стремление «догнать» цены на рынке нефти до 100 долларов за баррель и выше, после чего, воспользовавшись ситуацией высоких цен, предложить недовольному потребителю дорогой нефти более приемлемую замену дорогих энергоресурсов в виде американского СПГ и сланцевой нефти и обвалить нефтерынок... Как считаете, имеет ли эта версия право на существование?

- Выглядит правдоподобно. Но говорить об этом с уверенностью я бы всё же не стала. Оценивать действия Дональда Трампа - неблагодарная работа. Президент США непредсказуем. При этом в США, конечно, заинтересованы в дорогой нефти, чтобы поддержать собственную добывающую отрасль. Возможно, что США даже хотели бы обвалить рынок нефти в пику России - подобный сценарий несомненно оказался бы достаточно болезненным для Российской Федерации. Но, маловероятно, что обвал глобального рынка нефти допустит Саудовская Аравия, играющая главную скрипку в ОПЕК. Саудовская Аравия, а вместе с ней Россия и Китай, не заинтересованы в слишком дорогой нефти и, соответственно, будут отстаивать свои интересы.

- Каким может оказаться дальнейший сценарий развития ситуации вокруг нефти: баррель дойдет до 100 долларов и произойдет откат или всё же, преодолев уровень в 100 долларов, нефть продолжит свое движение вверх?

- Больше склоняюсь к тому, что нефть будет находиться в диапазоне 60-80 долларов за баррель. Но это, конечно же, не исключает колебаний на рынке ниже этого коридора и выше. В одинаковой степени возможен как взлет до 100 долларов за нефтебаррель, так и падение ниже 60 долларов за «бочку». Но не будем забывать и об интересах непосредственно участников рынка нефти. Маловероятно, что они сами захотят подобных «качелей». Думаю, что ОПЕК будет контролировать ситуацию и сразу же принимать меры, чтобы сохранить приемлемый диапазон цен на нефть - в районе 60-80 долларов за баррель.

Не будем также забывать о рисках замедления глобального экономического роста, например, на фоне наблюдаемых торговых войн. Торговые конфликты, свидетелями которых мы являемся, чреваты серьезными последствиями для участников многих рынков, в том числе, рынка нефти. Кроме того, прослеживаются риски нового глобального финансового кризиса. Эти два фактора - торговые войны и угроза финансового кризиса - наводят на мысль, что рост нефти в цене выше 100 долларов за «бочку» маловероятен. Хотя есть и еще один фактор... За годы дешевой нефти нефтедобывающие компании и страны-производители серьёзно сократили объемы инвестирования средств в инфраструктуру нефтедобывающей отрасли. В среднесрочной и долгосрочной перспективе это может привести к возникновению дефицита нефти и к росту котировок. Но даже если это произойдет, то не через месяц и не через год.

Сокращение инвестиций в развитие инфраструктуры - это пока всё же вторичный фактор. На данный момент в центре внимания ситуация вокруг Ирана, стратегия ОПЕК на глобальном нефтерынке, завершение действия текущего соглашения картеля, ситуация в неспокойных регионах Ближнего Востока. Это то, что с наибольшей вероятностью может влиять на нефтерынок в ближайшее время.

Достаточно важным фактором для нефтерынка станет завершение действия текущего соглашения ОПЕК+ с 1 января 2019-го. Если бы эта сделка развалилась – глобальный нефтерынок столкнулся бы с серьезными последствиями. Но уже сейчас известно, что договор планируется вывести на уровень бессрочного соглашения. Другой вопрос – станут ли намерения заключить подобную сделку свершившимся фактом? Если все же договор удастся продлить таким образом – это будет хорошей новостью для глобального нефтерынка.

 

- Удастся ли Мексике, как планирует ее новый президент, быстро вернуться к объемам добычи с 1,5 до почти 3 миллионов нефтебочек и за короткий период восстановить нефтедобывающую отрасль страны, переживающую в данный момент не лучший период?

- Теоретически подобное не исключено. Однако следует понимать, что такое наращивание требует серьезных инвестиций. Это не произойдет быстро, и непонятно, располагает ли мексиканская экономика необходимыми для столь быстрого восстановления отрасли ресурсами. Интерес Мексики понятен, но насколько он реалистичен на практике - вопрос открытый.

 

Автор: Елена Ковалева