Image: 

Нефть пока останется на уровне 70 долларов за баррель, а рынок ждет мая, когда решится судьба соглашения ОПЕК+ и будут приняты решения по Ирану. Эксперты озвучили прогнозы по цене сырья и проанализировали ключевые события, которые влияют на рынок, в ходе конференции «Нефтегазовые рынки Центральной и Восточное Европы» 8 апреля в Минске.

Начало конференции в понедельник утром совпало с новостью, что нефть торгуются на максимумах с ноября, а баррель Brent вновь превысил отметку в 70 долларов после незначительного падения в конце минувшей недели. Опасения у инвесторов вызвали события в Ливии: эскалация военного конфликта в стране, где добыча нефти в прошлом месяце составляла 1,1 млн баррелей в сутки, создает риск дефицита поставок на мировой рынок. Кроме того, министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих заявил в интервью Bloomberg TV, что ОПЕК по-прежнему сфокусирована на сокращении запасов нефти, которые пока "слишком высоки" и превышают средний уровень за пять лет на 70-80 млн баррелей.

Руководитель аналитического управления российского Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник считает, что эти факторы вкупе с американскими санкциями в отношении Венесуэлы и Ирана не способствуют тому, чтобы цены на нефть в ближайшие месяцы опускались.  

Май станет ключевым месяцем для нефтяного рынка. Во-первых, истекает срок временных послаблений в санкциях против Ирана. В ноябре США объявили эмбарго на иранскую нефть. Странам, продолжающим торговать с Тегераном, Вашингтон пригрозил вторичными санкциями. Однако для нескольких крупнейших торговых партнеров Ирана (Китая, Индии, Италии, Греции, Японии, Южной Кореи, Тайваня и Турции) сделали исключение до 4 мая. После этого, по замыслу Вашингтона, иранский экспорт должен «сократиться до нуля». Во-вторых, участники соглашения ОПЕК+ должны определиться со своей политикой на второе полугодие 2019 года: сохранят ли они сокращение добычи и на каких условия. По прогнозу Александра Пасечника, в отношении Ирана, скорее всего, послабления будут продлены, потому что американские власти заинтересованы в более дешевой нефти и, соответственно, будут стремиться к тому, чтобы сохранить иранский экспорт. И от того, как будет решена ситуация в Иране, будет зависит продление сделки ОПЕК+ на второе полугодие.

Сланцевая нефть: вопросы к качеству и сокращение инвестиций 

— Давление президента США Дональда Трампа на Иран дало возможность американским «сланцевикам» последние годы существовать беззаботно, — считает руководитель отдела анализа и маркетинговых исследований компании Refinitiv Александр Шкурин. — Но если по какой-то причине политическая ситуация в США изменится (в 2020 году в США выборы президента—прим.Broker.by), то Иран, как показала практика, способен достаточно быстро восстановить добычу, и на рынке могут дополнительно появиться 2 миллиона баррелей в сутки.

К слову, сейчас рынок американской сланцевой нефти находится на пике. Американские энергетические компании увеличили число нефтяных буровых установок впервые за семь недель на фоне подъема фьючерсов на нефть почти на 40 процентов с начала 2019 года. Количество установок выросло до 831 — максимально с мая 2018 года, показали данные нефтесервисной компании Baker Hughes. Но эксперты отмечают, что количество установок последнее время незначительно отражается на объемах добычи сланцевой нефти в США: сейчас это около 11 миллионов баррелей в сутки. 

В последнее время на рынке сланцевой нефти произошло несколько знаменательных событий. Впервые потребители высказали претензии по ее качеству. В начале года два крупных нефтеперерабатывающих завода Южной Кореи, SK Innovation и Hyundai Oilbank, вынуждены были приостановить поставки из-за повышенного содержания посторонних примесей — металлов и химикатов. Американцы провели расследование. Выяснилось, что главная причина загрязнения — нехватка трубопроводных мощностей для прокачки растущих объемов сланцевой нефти. Компаниям приходится использовать одни и те же магистральные трубопроводы и нефтехранилища для транспортировки всех сортов нефти подряд, отчего и возникают ненужные примеси.

Кроме того, по словам Александра Шкурина, инвесторы начали терять интерес к такого рода бизнесу. Экономический потенциал скважин себя исчерпал, а схема «бурить, чтобы поддерживать объемы добычи» уже никого не вдохновляет. Данные Уолл-стрит это подтверждают: в  относительно благополучном 2018 году сланцевые компании продали акций и облигаций всего лишь на 22 миллиарда долларов — вдвое меньше, чем в 2016 году, когда цены на нефть были на минимуме. По оценке Rystad Energy, в тяжёлой ситуации находятся 33 крупнейшие торгуемые на бирже сланцевые компании США, которые добывают 39% сланцевой нефти и газа в стране. Им необходимо срочно сокращать долги и одновременно выполнять требования акционеров по росту доходов.

Беларусь: цена на нефть растет — будет дорожать бензин.

— Для Беларуси, которая основной объём нефти закупает в России, стоимость сырья с начала года выросла практически на 18%, — рассказал заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов.

Концерн ожидает сохранения в этом году объемов переработки на двух белорусских НПЗ в районе 18 млн тонн и параллельно занимается оптимизацией производства, чтобы увеличить выход светлых нефтепродуктов и прибыль.  На НПЗ идёт реализация крупных инвестиционных проектов: строительство комплекса замедленного коксования на «Нафтане» и комплекса гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков на Мозырском НПЗ. По оценке Владимира Сизова, в дальнейшем это  позволит минимизировать риски, связанные с подорожанием нефти.  

Для того, чтобы компенсировать заводам затраты на покупку сырья, «Белнефтехим» продолжит подымать цены на автомобильное топливо.  По оценке Владимира Сизова, несмотря на то что стоимость сырья с начала года выросла практически на 18%, изменение цены для потребителя составило в районе 4%. 

— Мы эволюционно пытаемся подтягиваться за теми изменениями, которые происходят на рынке, не допуская резкого удара по потребителю, — пояснил Владимир Сизов. На практике это означает подорожание бензина на 1 копейку каждую неделю.  


Автор: Ольга Горбачева