Image: 
Дмитрий Дригайло: «Форекс как одна из точек роста Беларуси»

Беларусь находится на перекрестке своего развития. Точками будущего роста, по мнению вице-президента группы компаний TeleTrade Дмитрия Дригайло, для республики могут стать ИТ-технологии, экспортное производство через налоговый рай в свободных экономических зонах, дороги и транспорт, туристическая сфера (агротуризм, санатории, здравницы), агрогородки (позволят уменьшить центростремительное движение в столицу, заселить равномерно страну) и, конечно же, рынок Форекс в рамках дальнейшего развития финансового рынка Беларуси и имплементации мировых стандартов.

Дмитрий Дригайло, вице-президент группы компаний TeleTrade

 

— Минимум ограничений, максимум прозрачности, ежедневный надзор, точечная и адресная работа с компаниями по необходимости, - говорит Дмитрий Дригайло, - и, если не сейчас, то в какой-то момент такой подход даст устойчивые всходы, позволит Беларуси уйти в рост. Для этого сейчас складываются наиболее благоприятные обстоятельства. В наследие от советского периода Беларуси, как и многим другим бывшим союзным республикам, достались в большинстве своем  управленческие кадры не лучшего образца. Для них была характерна серость и провинциальность мышления в принятии управленческих решений на экономическом и финансовом уровнях. Но в последние 10-15 лет ситуация в республике изменилась. На смену советской плеяде руководителей пришел новый тип руководящих кадров, который уже отличается современным форматом стратегического мышления. Это ощущается во многих сферах деятельности. Если посмотреть на компетенции людей в разных отраслях, в том числе и в регуляторных, а также на самом верху, уровень этих компетенций сильно изменился. Желание создать в республике белорусскую Швейцарию очевидно у многих руководителей нового формата. В том числе, выпукло это прослеживается на примере формирования в Беларуси регулируемого форекс-рынка.

 

Как оцениваете, созданное в Беларуси правовое поле для рынка Форекс? В чем преимущества белорусской юрисдикции перед другими?

— В стране все очень четко, понятно и прозрачно в плане регулирования форекс-рынка. Нацбанк как регулятор форекс-рынка открыт для общения, часто, охотно и быстро идет на контакт, что является важным психологическим моментом. Белорусский регулятор открыт и восприимчив ко всему новому и позитивному, что предлагает индустрия. В этом одно из преимуществ белорусской юрисдикции. В Беларуси отсутствует множество ограничений, которые есть в некоторых других юрисдикциях: нет таких жестких ограничений по кредитным плечам, по удаленной идентификации, по взиманию налогов (в Беларуси, как известно, объявлен «налоговый рай» до 2019-ого, т.е. на три года после вступления в силу Указа Президента страны). Также в Беларуси значительно шире количество финансовых инструментов, которыми можно оперировать. В Беларуси создан Национальный форекс-центр, который старается максимально полно и всеобъемлюще учитывать как операции, так и данные, предоставляемые компаниями надзорным органам и своим клиентам, производить эффективный мониторинг действий компаний.

 

Политика, проводимая Нацбанком Беларуси, содействует развитию форекс-рынка в республике и полноценной конкуренции?

— Как мне кажется, и думаю, я в этом не одинок – белорусский Нацбанк – одна из лучших организаций, которые представляют органы финансовой власти и управления на пространстве СНГ. Белорусский регулятор отличается прогрессивностью, высокой квалификацией и уровнем компетенции кадров. Даже со стороны видно, что белорусский регулятор имеет предельно точное понимание того, каким он в перспективе хочет видеть рынок Форекс в республике, сколько займут те или иные процессы по времени, а также каких конечных целей стремится добиться. Нацбанк как организация регуляторная, занимающаяся развитием и надзором, способствует развитию форекс-рынка. Но при этом у всех участников рынка, в том числе у Нацбанка, есть понимание – нельзя что-то сделать за рынок, рынок должен сам себя развивать. Регулирование должно быть в помощь клиенту, компаниям и в помощь самой стране, чтобы не было банкротств, чтобы бизнес-процессы были прозрачными, чтобы налоги платились, чтобы клиенты точно понимали, где, как они могут заработать и что они делают. На любом уровне задача регулирования – именно в прозрачности процедур и Нацбанк Беларуси это обеспечивает. И да, это содействует полноценной конкуренции.

 

Как в целом оцениваете сформированность рынка Форекс в России, Украине, Беларуси?

— В России, Беларуси и в Украине – рынки разные. Роднит их то, что в Беларуси и в России форекс-рынки существуют в регулируемом поле. На мой взгляд, в Беларуси рынок форекс регулируется лучше, в том смысле, что государство заинтересовано в развитии рынка. В России государство и регулятор финансового рынка заинтересованы в стабильности рынка и в том, чтобы клиенты по возможности не потеряли никаких денег. В России применяются в основном охранительные процедуры. Отсюда и разные законодательства, касающиеся развития рынка Форекс в России и в Беларуси. В Беларуси вести дела проще. Законодательство принято исполнять, все интересанты, которые на этом рынке работают, как государство, так и форекс-компании и частные клиенты, четко понимают правила этого рынка, осознают, за какие буйки нельзя заплывать, как нужно предоставлять отчетность, как нужно обеспечивать финансовую стабильность, как нужно предоставлять услугу, как ее нужно получать. В этом смысле развитие рынка идет быстрее, чем в России. В России ситуация дольше вызревала – по той причине, что в 2013-ом сменился финансовый регулятор – вместо Федеральной службы по финансовым рынкам функции регулятора, в том числе и финансовых рынков, отдали Банку России. Там сменилась команда, которая долго приглядывались к рынку Форекс и это притормозило его развитие. У руководства Центробанка, так уж получилось, негативное восприятие этого рынка. Поэтому индустрии пришлось доказывать право на существование. Но и в России в конце концов регулятор услышал индустрию, а индустрия – регулятора, и тоже появился обновленный Закон «О рынке ценных бумаг», в который статьями были включены положения о рынке Форекс. Ситуация такова, что вести дела на рынке Форекс в России сложнее. Исходя из разных вещей – из-за ограничения инструментов, ограничения плеч, требуемого большего стартового капитала, необходимого для открытия форекс-компании, большего количества подзаконных актов, большего количества процедур по взаимодействию с саморегулируемой организацией на рынке и  так далее. Но в целом и та, и другая индустрия – и российская, и белорусская юрисдикция, как мне кажется, состоялись. Нужно посмотреть тенденции ближайшего года: как будут развиваться рынки и форекс-компании, как работать, как привлекать клиентов, довольны или нет будут клиенты тем, как компании предоставляют им услуги.

В Украине ситуация другая. Там несколько раз Верховная Рада обсуждала в комитетах возможный закон о рынке Форекс. Он то был сначала близок к российскому, то затем, к белорусскому. Более того, в Украине существуют два альтернативных законопроекта, которые подготовлены разными интересантами. Насколько мне известно, и регулятор финансового рынка в Украине, и законодатель заинтересованы в принятии этого закона. Но поскольку там есть трудности, связанные с высокой загруженностью парламента, то принятие закона постоянно переносится. Коллеги в Украине говорят нам, что, возможно, в следующем году наступит тот самый час «Икс», когда закон о рынке Форекс в том или ином виде тоже вступит в силу. На сегодняшний день этот закон довольно сильно похож на белорусский Указ Президента, который был подписан 4 июня 2015-ого.

 

Что, возможно, еще следует сделать регуляторам, чтобы развить дальше рынок?

— Для того, чтобы развить рынок, первое, как мне кажется, что нужно сделать регуляторам во всех трех странах, - это разобраться с нелегально действующими компаниями на рынке, коль скоро мы говорим о единых правилах работы на рынке. Компании, получившие лицензию, вошедшие в Реестр форекс-компаний, которые много лет нигде не прячась работают на этом рынке с клиентами, предоставляя финансовые услуги, должны быть обезопашены от появления на рынке компаний, которые под личиной форекс-компаний, не предоставляя услуг, собирают деньги с клиентов, чтобы потом смыться с этого рынка вместе с деньгами клиентов. Не секрет, что, например, в России, по разным данным до момента введения регулирования действовало порядка 200 форекс-компаний. Это очень много даже для Российской Федерации, тем более, что большинство из них, как известно, за лицензией не пошло. Логично предположить, что те компании, которые не спешат получать лицензию и входить в правовое поле официально, скорее всего, рассчитывают пересидеть возможные регуляторные ограничения, а затем каким-то образом войти обратно на рынок. В этой части и СРО, и Банк России, и Федеральная антимонопольная служба России, и Роскомнадзор, который регулирует деятельность компаний в Интернете, действуют в одной связке, но не быстро к сожалению. Желание блокировать доступ к сайтам и деятельность таких компаний абсолютно правомочны и обусловлены логикой текущего момента. Разобраться с нелегальным, «серым» форексом крайне важно. Это, во-первых, очистит рынок от возможных мошенников, даст возможность развиваться легальным форекс-компаниям (и продуктово, и рекламно, и инфраструктурно, и клиентскими акциями), компаниям, которые официально имеют лицензию либо входят в Реестр форекс-компаний. Индустрия надеется, что к середине 2018-ого эта ситуация будет окончательно решена.

Относительно дальнейшего развития рынка в Беларуси: насколько я знаю и АРФИН, и Нацбанк Беларуси как регулятор, и компании индустрии заинтересованы в том, чтобы были внесены небольшие изменения в ныне действующий Указ Главы государства, изменения, которые позволили бы еще более прозрачно, более понятно, в хорошем смысле, по-предпринимательски этот рынок развивать. Это касается и удаленной идентификации, и определения сути деятельности компаний. Предполагается, что в новой редакции Указа Президента страны вместо названия «форекс-компании» будет введено название «инвестиционные компании». В Указе также могут быть затронуты статьи, регулирующие отчетно-надзорные механизмы, а также непосредственно правила работы в регулируемой юрисдикции республики. Предполагается, что в Беларуси может быть создано СРО по российскому принципу. Его функции на себя, скорее всего, возьмет АРФИН – между регулятором и компаниями необходима ассоциация, которая будет регулировать базовые ежедневные вещи, на которые не нужно будет обращать внимание Нацбанку как финрегулятору: какие-то практики бизнеса, стандарты деятельности, стандарты рекламы, ивенты и прочее. Все вопросы, которые есть или будут появляться у государства к индустрии, лучше транслировать через «одно окно», которым и может стать СРО (АРФИН). Нахождение в профильной ассоциации тоже будет дисциплинировать компании.

 

В Беларуси несколько месяцев назад появились Правила профессиональной этики, инициируемые участниками рынка и АРФИН. Приходилось ли TeleTrade сталкиваться с нарушением этих правил и с недобросовестной конкуренцией, в частности, в свой адрес?

— Иногда случается: когда, например, компания внесена в Реестр форекс-компаний в Беларуси, но еще не прошла проверку на соответствие ПО, а уже набирает людей, чтобы организовывать кол-центр в Беларуси и, соответственно, прозванивать из Беларуси клиентов в Российской Федерации. Этим обычно грешат компании, пришедшие из других юрисдикций, которые считают, что в Беларуси может подобное оставаться незамеченным. Но провести белорусского регулятора рынка невозможно. Регулятор такие компании быстро замечает, знает о них и «грозит пальцем», призывая соблюдать установленные правила работы на рынке. Эффект от подобных предупреждающих мер есть. В России и Украине в этом плане свои процессы, но там тоже государство заинтересовано, чтобы все было в рамках закона.

 

Отражается ли как-то политический конфликт между Россией и Украиной на межгосударственном уровне на работе ГК TeleTrade в Украине?

— Да, сложности определенные чувствуются в работе в Украине. Конфликт существует, есть инициативы украинских пользователей по выявлению компаний стран-агрессоров, которые действуют из России или имеют корни из России. Но наша компания – ни то и ни другое. У нас много в России клиентов, много клиентов в Украине, и там, и там мы работаем давно. В России мы работаем как российская компания, в Украине как украинская. Мы являемся группой компаний, которая работает на сегодняшний день почти в 30 странах мира. Мы вне политики. В любой стране своего присутствия мы стараемся быть прозрачной и понятной компанией, работающей на местном рынке, стремимся максимально плотно сотрудничать с регулятором этого финансового рынка, чтобы он понимал, что мы собой представляем. И, соответственно, стремимся не нарушать законодательства – ни рекламного, ни налогового, ни какого-либо другого.

 

Не страшно ли было лично Вам уходить из журналистики в форекс-компанию – все-таки отношение к индустрии, особенно на момент Вашего прихода в ГК TeleTrade, было неоднозначным? И это даже, если опустить различные конфликтные ситуации (как, например, у России и Украины), создающие дополнительную напряженность…

— Я не уходил из журналистики в форекс-компанию, я уходил из бизнеса в форекс-компанию. В «РИА Новости» я руководил развитием бизнеса. В мои задачи входила монетизация, развитие проектов, взаимодействие с различными департаментами. Поэтому переход для меня стал естественным, с той лишь разницей, что немного разный профиль компаний. В «Прайм-ТАСС» и в «РИА Новости» я продавал B2B, т.е. работал, в основном, с корпоративными клиентами. Клиенты форекс-компании – это, в большинстве, частные лица, т.е. конечные пользователи – это модель B2C. С точки зрения индустрии, Форекс – да, больше спекулятивный рынок, нежели инвестиционный, и инструменты рынка более волатильные, подвижные, возможно, более быстро меняющиеся. И плечи высокие, особенно в сравнении с другими рынками. Да, рынок Форекс более сложный, с точки зрения, работы на нем. Но потенциально – очень высокодоходный, если понимать, что ты на этом рынке делаешь и как ты это делаешь. Репутация рынка для меня имела значение, но не была определяющей – и тогда, и сейчас рынок Форекс - это такой же точно рынок, как и любой другой финансовый рынок, со своими особенностями и спецификой – не более того.

 

Какими качествами должен обладать человек, чтобы пойти торговать на Форекс?

— Он должен быть, во-первых, интересующимся. Во-вторых, иметь аппетит к риску, в-третьих, желание заработать, в-четвертых, базовые знания о рынке и об инструментах этого рынка. В какой-то степени мы все имеем представление о финансовом рынке – мы периодически меняем валюту в банках, понимаем, что такое спрэд, что такое купить валюту, что такое продать валюту, что такое комиссия и прочее. Но рынок Форекс как интернет-торговля дополнительно предполагает понимание в инструментах – в валютных парах, либо в любом другом базисном активе, которым человек торгует. У инвестора также должно быть базовое понимание экономических процессов, графиков, которые нужно уметь читать, чтобы грамотно работать. Одновременно с аппетитом к риску человек должен обладать психологической устойчивостью, которая позволит ему не выплыть в открытое море и вовремя остановиться, поставив изначально уровень прибыли, убытков, которые он может допустить в той или иной сделке. Желательно, чтобы у человека была такая психологическая черта как упорство, умение ждать хорошей сделки, умение пробовать во второй раз, если не получилось с первого раза. На любом финансовом рынке это важно. Человеку, который не готов рисковать, не готов пробовать второй раз, возможно, лучше на финансовые рынки вовсе не ходить или пользоваться только понятными инструментами (например, банковским депозитом). Перед тем, как он что-либо будет делать на любом другом финрынке – облигационном ли, корпоративных ли инвестиций, акций ли, рынке Форекс, покупать страховые продукты – человек должен для себя понять, зачем ему это нужно.

 

Каким форекс-рынок может стать через, например, пять лет?

— Исходя из того, как быстро развивается сегмент криптовалют, через пять лет можно ожидать самых непредсказуемых поворотов в интернет-индустрии, форекс-индустрии. В этих сферах процессы развиваются очень стремительно. Сегодня даже я себя уже чувствую представителем олдскульной индустрии по сравнению с рынком криптовалют, на котором можно все, где нет никакого регулирования, бешеные проценты, никакого понимания, как себя ведет та или иная криптовалюта. Что до рынка Форекс, то, конечно, через пять лет он будет более развит, чем сейчас, будет полностью регулируемым в каждой юрисдикции, более понятным людям, потому что люди станут более финансово грамотными, причем приходя не только на рынок Форекс, но и на любые другие финансовые рынки. Люди будут лучше понимать, что такое личное финансовое планирование, что такое мани-менеджмент, что такое кредиты, депозиты, что такое кредитная история, что такое индивидуальное страхование жизни, что такое облигация и как с ней управляться. Все будет более понятно рядовому человеку. Инвестор, приходящий, в частности, на рынок Форекс, будет точно знать, что он от этого рынка хочет, не будет бояться, что у него возникнут вопросы, связанные с нерыночными рисками. Во всяком случае, это то, чего хотелось бы от финансовых рынков и форекс-индустрии через пять, а лучше – через год-два. Верю в то, что это возможно и что на рынке Форекс и на других финансовых рынках продолжат появляться новые продукты, интересные торговые условия, новые возможности для заработка.

 

Справка от Broker.by

Дмитрий Дригайло работает в ГК TeleTrade с 2014 года. Как вице-президент компании возглавляет имиджевое направление (управляющий директор по имиджу). Курирует внешние связи (т.е. группу PR), корпоративные коммуникации, маркетинг (рекламу, продукты), репутационный менеджмент, взаимодействие с органами госвласти (с регуляторами, с инфраструктурными организациями, с отраслевыми ассоциациями).

Свою жизнь и профессиональный путь Дмитрий Дригайло несколько раз менял кардинально. Он закончил музыкальную школу по классу скрипки, Минское музыкальное училище им. Глинки и Белорусскую академию музыки как музыковед. Прежде, чем окончательно уйти из музыки в журналистику, проработал преподавателем в музыкальной школе 12 лет. Какое-то время совмещал работу в музыкальной школе с работой в журналистских редакциях. Первым журналистским местом работы Дмитрия Дригайло стала белорусская FM-радиостанция, на которую он пришел трудиться после академии музыки. Когда радиостанция сменила формат – ушел в «Белорусскую деловую газету» (БДГ). Одновременно с работой в БДГ продолжал преподавать в музыкальной школе.

В БДГ проработал более четырех лет, затем Дмитрия Дригайло пригласили в белорусское бюро «Прайм-ТАСС» заместителем директора. В «Прайм-ТАСС» он отвечал за то, чтобы сделать белорусскую «дочку» российского агентства прибыльным. Затем какое-то время работал редактором отдела экономики «Нашей нивы». После чего – уехал в Москву, где ему предложили в центральном бюро «Прайм-ТАСС» возглавить международный проект с Доу Джонс – финансовые ленты новостей. Во время работы над этим проектом Дмитрий Дригайло и познакомился с нынешним работодателем – ГК TeleTrade.

На проекте Доу Джонс проработал до 2011-ого. Когда «Прайм-ТАСС» был куплен группой «РИА Новости» Дригайло предложили возглавить бизнес-направление в «РИА Новости». Здесь он проработал 2,5 года, вплоть до ликвидации компании. На момент завершения процедуры ликвидации у него было несколько предложений от работодателей, и среди них – от ГК TeleTrade.


Автор: Елена Ковалева


Комментарии

Аватар пользователя Сергей Селивёрстов

Сергей Селивёрстов 07:49, 14 января 2018

Трейдеры на сайте высказывали мнение, что: «Истинный рейтинг это котировки без «дыр», меньше спред, без комиссии, а не разница между «довольными» и «недовольными». Почему «регулятор» против конкурса трейдеров? Да потому, что всем сразу станет ясно, кто из дилеров насколько лукавит и корыстен. В последнее время отзыв на сайте оставить невозможно, а уже поданные «не угодные» отзывы, удаляются. Мы верим в Беларусь. Истина восторжествует.