Image: 
Жанна Кулакова: «Дорогие нацвалюты не в тренде»

Тема экономики и финансов была интересна Жанне Кулаковой – финансовому консультанту TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел») – еще со школы. Закончив БГЭУ по специальности «финансы и кредит», она пошла работать в банк. Начинать в финансовом секторе пришлось обычным кассиром, и очень быстро захотелось большего, чем просто пересчитывать деньги и выдавать квитанции. Неудивительно, что монотонную работу в банке Жанна сменила на обязанности штатного сотрудника в финансовом СМИ. Трудилась сначала обычным журналистом, затем редактором на нескольких порталах. Сначала мир финансовой журналистики захватил полностью, но и здесь через какое-то время Жанна пришла к осознанию, что ей больше хочется заниматься самостоятельной аналитикой. И к журналистской работе тоже начал постепенно утрачиваться интерес. Созрело решение вновь кардинально сменить сферу деятельности. На этот раз она выбирала между работой в банке и форекс-компании. Второе предложение пересилило…

Жанна Кулакова

Так я пришла в форекс-сегмент, – рассказывает Жанна Кулакова. – Работать мне очень нравится. Приходится много думать, анализировать, сопоставлять. Здесь я действительно занимаюсь тем, о чем мечтала еще в школе, когда собиралась поступать в экономический ВУЗ.

 

Перейдем непосредственно к «думать» и рассмотрим наиболее актуальные тенденции и тренды, которые будут воздействовать на ситуацию на рынке форекс. А начнем, пожалуй, с российского рубля… Как, по Вашему мнению, отразятся на российской нацвалюте санкции США? Что ожидать от российского рубля в ближайшее время?

Российский рубль, скорее всего, будет постепенно слабеть под давлением геополитического фактора. В первые месяцы 2017-ого российский валютный рынок очень хорошо себя чувствовал на фоне существенного притока иностранного капитала в российские активы, в частности, в облигации федерального займа. Складывалась аномальная ситуация, когда нефть падала в цене, а рубль при этом укреплялся. Но уже тогда было очевидно, что в какой-то момент те капиталы, которые пришли в облигации и иные активы, начнут перетекать в другие активы, начнется фиксация прибыли. Это и произошло в июне. С расширением санкций США против России ситуация может усугубиться, несмотря на то, что новый санкционный перечень мер пока не предполагает прямых запретов на вложение средств в российские облигации. В США будет создана специальная комиссия, в задачу которой будет входить оценка ситуации и выработка рекомендаций инвесторам на этот счет. Это займет несколько месяцев. Такой срок дан неслучайно – он позволит американским инвесторам спокойно зафиксировать прибыль и переложить средства в другие инструменты. Но и этот процесс может тянуться месяцами, поэтому эффект для российского рубля может наступить еще не скоро. При этом о значительном обвале речи не идет, скорее всего, ослабление рубля впишется в рамки 5-10%.

 

Как, с Вашей точки зрения, отразится на российском рубле ситуация, наблюдаемая с выводом средств зарубежными инвесторами из российских активов?

За последние пять месяцев из российских акций было выведено средств почти на 2 миллиарда долларов, из облигаций – еще больше. Зарубежный инвестор, чтобы вывести деньги, продает облигации и конвертирует вырученные российские рубли в иностранную валюту. Это прямая причина для того, чтобы рубль слабел, что, впрочем, сейчас и наблюдается. При этом, по последним данным, иностранные инвесторы все еще держат в российских облигациях порядка 33 миллиардов долларов в эквиваленте. Так что если США все-таки введут запрет на инвестиции в российский госдолг, последствия для рубля будут заметными.

 

Когда зарубежные инвесторы в начале года начали вкладываться в российские активы, создалась иллюзия «отвязки» нацвалюты федерации от нефти. Представители российских финведомств даже начали заявлять, что удалось разорвать эту неприятную зависимость между рублем и нефтью. Так ли это на самом деле? Насколько прочна взаимозависимость между российским рублем и ценами на нефть? Окажет ли поддержку российскому рублю укрепляющийся нефтебаррель?

Для того чтобы преодолеть связь рубля с нефтью, России необходимо диверсифицировать экспорт. Сделать так, чтобы основную валютную выручку приносила не нефть, а иные сферы деятельности. Но проблема в том, что за несколько лет, которые прошли с начала нефтяных проблем, перестроить экономику невозможно. На это необходимо гораздо больше времени, хотя шаги для преодоления этой взаимосвязи наверняка предпринимаются. Говорить о том, что российский рубль полностью исцелился от нефтезависимости, пока не приходится. Просто сложилось так, что в этом году на первый план для рубля вышли иные факторы, геополитические. Но это – временное явление. Раскорелляция российского рубля и нефти – иллюзия.

 

— Как отразится ценовое ослабление нефтебарреля, если это вновь начнет наблюдаться, на российском рубле? Насколько сильным может оказаться воздействие от ослабления нацвалюты России на белорусском рубле?

Если баррель начнет падать в цене, это усугубит проблемы российской валюты, и белорусскому рублю тоже достанется. За последние несколько лет торговая зависимость Беларуси от России ничуть не снизилась, поэтому внутренний валютный рынок нашей страны все также вынужден следовать за валютным рынком России. Наш Национальный банк иногда сдерживает рост курсов доллара и евро через курс белорусского рубля к российскому, но это помогает избегать лишь незначительных колебаний. Если на российском рынке сформируется устойчивый тренд к ослаблению рубля, наш рынок не сможет этому противостоять. Бесконечно укрепляться к российскому рублю «зайчик» не может – нам необходимо выдерживать определенный баланс. Дорогие национальные валюты сейчас вообще нигде не в тренде. Белорусский рубль должен быть дешевым по отношению к российскому, иначе у нас начнутся проблемы с внешней торговлей.

broker.by Жанна Кулакова

— Как отразится на курсе белорусского рубля тяжеловесный внутренний и валютный долг, который продолжает увеличиваться?

Валютный долг у Беларуси действительно растет. С начала года внешний госдолг вырос на 15% с 13,6 до 15,6 миллиарда долларов. А ведь есть еще внутренний долг, значительная часть которого тоже формируется в иностранной валюте за счет валютных облигаций. Из-за этого потребность государства в валюте очень высокая. В последнее время платежи Беларуси по валютным обязательствам превышают 3 миллиарда долларов в год. При этом в ЗВР сейчас лежит 6,5 миллиарда долларов в эквиваленте. «Заначка» небольшая, поэтому ее лучше не трогать без крайней нужды. Нацбанк Беларуси хочет нарастить ЗВР до 10 миллирадов долларов. Соответственно всерьез рассматривать ЗВР, как источник обслуживания долга страны, не стоит. Теоретически валюту может генерировать экономика через рост экспорта и валютной выручки от него, но проблема Беларуси в том, что экспорт и импорт примерно равны. Поэтому можно сказать, что экономика Беларуси валюту практически не генерирует.

Если экономика не генерирует валюту в необходимых объемах, что еще остается? Во-первых, экспортные пошлины, которые приходят в иностранной валюте и могут зачисляться в состав ЗВР. Но это не очень большая сумма. В 2017 году такие поступления должны составить порядка 500 миллионов долларов. Во-вторых, само белорусское население, активно продающее валюту в последние годы. В Беларуси уже много месяцев подряд наблюдается чистая продажа иностранной валюты. В этом году за первые семь месяцев всеми субъектами, осуществляющими операции на внутреннем рынке, было продано иностранной валюты на 1,4 миллиарда долларов. Эти деньги выкупает Нацбанк и за счет них рефинансирует валютные обязательства. Но и этого недостаточно, чтобы рассчитаться с долгами.

Что можно использовать еще? Заимствования! Они осуществляются за счет кредитов, облигаций, которые реализует Минфин на внутреннем рынке, евробондов. На текущий год проблема обслуживания валютного долга уже полностью решена, и потенциальная напряженность на внутреннем валютном рынке снята. С этой стороны национальному рублю можно не ожидать подвоха: валютный долг не будет оказывать давления. Однако уже в следующем году вновь придется думать, за счет каких средств обслуживать госдолг.

 

— Чего ожидать миру и доллару от Трампа?

Трамп – незаурядный и эксцентричный человек. Уже сейчас очевидно, что он не спешит претворять в жизнь обещанные экономические реформы и сосредоточился на внешней политике. Возможно, своими действиями Трамп хочет вернуть американцам ощущение прежнего величия и реализовать политические амбиции, которые не смог воплотить, будучи бизнесменом. Однако доллару его действия идут скорее во вред, чем на пользу – политическая напряженность, неопределенность негативно сказываются на инвестиционной привлекательности американской валюты.

Что касается экономических факторов, то для доллара все самое хорошее уже случилось. Позитивный эффект от ужесточения денежно-кредитной политики ФРС почти сошел на нет.

 

— Какая судьба ожидает евро? Оправдались ли надежды ЕС, которые в евробъединении связывали с выборами во Франции?

Выборы во Франции несли для евро очень серьезный риск. Он исходил от Марин Ле Пен – непосредственного конкурента Макрона. Если бы победил не нынешний президент Франции, евро пришлось бы туго – Франция могла покинуть еврозону. И если анализировать французские выборы в контексте валютного рынка, то можно сказать, что главный политический риск для евро в 2017 году не реализовался. Евро в итоге получил хороший стимул для роста. И сейчас перспективы евро выглядят даже более интересными, чем перспективы доллара. Для евро политические риски снизились, а для доллара наоборот.

Не будем забывать и об экономических факторах. Европейский Центральный банк уже несколько лет реализует программу количественного смягчения экономики и проводит сверхмягкую монетарную политику. Сейчас основная процентная ставка ЕЦБ равна нулю, а депозитная ставка – отрицательная. Но в кулуарах стали поговаривать, что ЕЦБ, скорее всего, свернет программу количественного смягчения и начнет поднимать ставки. Цели, которые предполагалось реализовать через мягкую политику, практически достигнуты: экономика вышла из зоны дефляции, экономика растет. Как только ЕЦБ объявит об ужесточении монетарной политики, для евро открывается длинный и долгий путь наверх. Нынешнее укрепление евро – далеко не предел.


Интервью подготовила Елена Ковалева