Image: 
Вадим Иосуб: «В Беларуси все сделали цивилизованно и оперативно»

Вадим Иосуб работает на рынке Форекс с 1998-го. В компании «Альпари» начал трудиться с 2010-го. В 2015-ом стал старшим аналитиком известного в СНГ и за его пределами бренда. Автор многочисленных публикаций и обзоров по финансовым рынкам. Его интервью, комментарии и авторские статьи активно и охотно печатают не только в Беларуси, но и за ее пределами. Новые публикации с Вадимом Иосубом появляются почти каждый день, что говорит о высокой степени популярности и востребованности аналитика. Сегодня мы попросили Вадима Иосуба рассказать, как он пришел в форекс-индустрию и как оценивает состояние белорусского форекс-рынка спустя год с момента вступления в силу Указа Главы государства № 231, регулирующего деятельность белорусского рынка Форекс.

 

Вадим Иосуб
Вадим Иосуб, старший аналитик компании Альпари

 

— Принято считать, что в жизни человека не бывает ничего случайного, а как Вы считаете? Ваш приход в форекс-компанию случайность или цепочка закономерных событий? Что это была за цепочка и что за события?

 У меня была цепочка событий достаточно длинная, стартует с начала 90-ых годов, когда я закончил школу и начал учиться на факультете прикладной математики. Именно тогда посчастливилось почитать трилогию Теодора Драйзера «Финансист», «Титан» и «Стоик». Эти книги разбудили во мне интерес к финансовым рынкам и подтолкнули к тому, чтобы кардинально изменить жизнь. Так я решил учиться по экономической специальности, изучать финансы. Чуть позже, в конце 90-ых годов прошлого века, когда появился интернет, первые финансовые компании, которые стали предлагать свои услуги во «всемирной паутине», сделал первые попытки поработать на финансовом рынке. Начинать практическую деятельность было сложно, так как очень сильно не хватало полноценной и всеобъемлющей информации. Это сейчас существует интернет, масса различных курсов и множество специальных книг, а тогда знания о финансовых рынках были в дефиците. Сведения приходилось добывать по крупицам. На то, чтобы собрать доступную на тот момент информацию о Форекс, мне пришлось потратить около двух лет. Сначала я активно интересовался этим рынком, а уже потом начал на нем работать. Моя непосредственная работа в брокерских компаниях начиналась не с Альпари. Это была другая компания на белорусском рынке. В самом начале сегмент моей ответственности был связан не столько с Форекс, сколько с фондовым рынком. Потом в этой же компании я стал заниматься форекс-рынком, в том числе консультировать, обучать людей работе на рынке. Когда в 2010-ом в Беларусь пришел бренд Альпари, я сменил работу. С первой компанией мы расстались мирно, доброжелательно, без взаимных претензий. Я до сих пор благодарен руководству той первой компании за то, что мне помогли начать профессионально работать в этой сфере. В компании «Альпари» приходилось заниматься разными вещами, включая преподавание и консультации для клиентов. Затем я сконцентрировался на аналитике финансовых рынков, чем до сих пор и занимаюсь.

— Прошло больше года с того момента, как появился Указ Президента, регулирующий белорусский форекс-рынок. Что изменилось за этот год на отечественном форекс-рынке, как оцениваете эти изменения?

Преимущества работы в регулируемой юрисдикции – очевидны. Как с точки зрения брокерской компании, так и для клиентов. Основные преимущества для клиентов – это, во-первых, реальная защищенность. Если клиенту что-то не нравится в работе брокера, он имеет возможность жаловаться – начиная от регулятора, Нацбанка, и заканчивая любыми правоохранительными органами. Во-вторых, освобождение от подоходного налога до 2019-го, что тоже достаточно интересно для клиентов. Благодаря регулируемой юрисдикции к отечественному форекс-рынку начинают проявлять интерес иностранные клиенты – как из ближнего зарубежья (Украина, Россия), так и из дальнего (из европейских стран). Их белорусский рынок привлекает тем же, что и белорусских клиентов – гарантированной защитой прав - со стороны Нацбанка, судебных и правоохранительных органов. Но самым серьезным стимулом, опять же, как и в случае с клиентами из Беларуси, является нулевая ставка по подоходному налогу. При этом хочется отметить, что регулирование регулированию рознь. Где-то к регулированию форекс-рынка подходят излишне жестко, и это сильно мешает развитию рынка. В других юрисдикциях существует более жесткая регуляция в плане кредитного плеча, инструментов, которыми можно торговать. Например, в некоторых странах разрешается торговать только валютами, но нельзя – золотом, нефтью и другими инструментами. Белорусская юрисдикция это позволяет, поэтому в этом плане выглядит тоже достаточно выигрышно. У клиентов из Европы появился смысл пользоваться услугами белорусских форекс-компаний, использовать для работы преимущества белорусского регулируемого рынка.

— Какую из юрисдикций вы назвали бы самой жесткой, особенно, если сравнивать с белорусской?

Самая жесткая юрисдикция – в США. Там до предела снижено количество инструментов, которыми разрешается пользоваться на рынке, очень жестко ограничено кредитное плечо. И столь жесткое регулирование отразилось на количестве компаний, работающих на рынке Форекс в США. Если несколько лет назад их было десятки, то теперь осталось меньше десяти и количество продолжает сокращаться. Клиенты не могут получить на американском рынке сервис достаточного уровня, компании не удовлетворены положением дел, поэтому и первые, и вторые уходили и продолжают уходить из США. А уходя, естественно, рассматривают для работы новые юрисдикции. Даже, если сравнивать белорусскую юрисдикцию с российской, то и в этом случае она выглядит более выигрышно. При этом следует отметить, что вопрос создания регулируемого цивилизованного рынка в России был поставлен раньше, чем в Беларуси. Но процесс создания регулируемого рынка затянулся – сначала в России был один проект указа, затем другой, вносились различные поправки. Сейчас компании уже начали получать лицензии в России, в том числе, стала обладателем лицензии российского регулятора одна из компаний, входящая в бренд Альпари. Но полноценно работать регулируемый форекс-рынок в России все-таки не начал. А пока в России продолжали спорить, в Беларуси появился проект Указа Президента и начал стремительно формироваться рынок. Появлению Указа предшествовала активная работа, в которую были вовлечены все участники форекс-индустрии. До того, как Указ был издан, он, еще в проекте, активно обсуждался всеми участниками рынка – от Нацбанка до самих форекс-компаний. Вносились поправки, целью которых было соблюдение баланса между государством, участниками индустрии и клиентами. На данный момент получили лицензию и приступили к работе на нашем рынке 6 компаний и одна банковская площадка. Это – хороший результат для такого короткого периода времени создания регулируемого рынка. В Беларуси все сделали цивилизованно и оперативно. О том, что рынок работает достаточно качественно, свидетельствует факт – с момента создания регулируемого рынка в Нацбанк не поступило ни одной жалобы на деятельность форекс-компаний. При этом на компании, не входящие в Реестр Нацбанка жалобы продолжают поступать, как и ранее.

— Вы сами зарабатываете на Форекс?

В данный момент нет. Я – штатный сотрудник компании «Альпари», а правила работы в компании не позволяют работникам торговать на рынке. Исключение составляет лишь та часть сотрудников, в чьи обязанности это входит непосредственно. Запрет на осуществление операций налагается для того, чтобы не возникало конфликта интересов. Торговля на форекс-рынке требует много времени, приковывает значительную часть внимания человека. Трейдер, который даже не планирует прямо сейчас открывать, либо закрывать сделку, все равно продолжает постоянно мониторить рынок, и оторваться от этого не может. Но, если я когда-нибудь вновь уйду на вольные хлеба, - обязательно вернусь к самостоятельной торговле на рынке Форекс, хоть осуществление деятельности на нем и является достаточно рискованной деятельностью.


Автор: Елена Ковалева